В тюрьме для смертников

Любовь, тепло и забота нужны не только умирающим, больным, сиротам, но и тем, кто много грешил в жизни. Ниже приводится рассказ американского заключенного Майкла Хантера, которому мать Тереза помогла найти опору в жизни. Этот человек был приговорен к смертной казни, его сердце закрылось для любви и добра, но мать Тереза смогла достучаться до него.

Вот его рассказ:

Летом 1987 как раз исполнилось три года с тех пор, как я попал в тюрьму Сан-Квентин штата Калифорния.

В тот день в 8:30 утра я зашел в камеру, чтобы переодеться. Я думал надеть спортивные шорты, потому что собирался поиграть в баскетбол с моим другом Бобби Харрисом. Мы всегда играем с ним по утрам в баскетбол после того, как немного покачаем штангу. Только я сел на скамейку и начал зашнуровывать кроссовки, как вошел охранник и спросил, что я делаю.

"Что за вопросы? - сказал я ему. - Я собираюсь пойти и размяться в спортивном зале. Я делаю это каждый день после штанги". - "Ты прозеваешь мать Терезу, - сказал охранник - Она придет сегодня, чтобы встретиться с вами, ребята". - "Вы, копы, вечно делаете все возможное, чтобы не дать нам позаниматься спортом. Я не соскучился по этой крошке, - сказал я с циничной ухмылкой. - Если она появится, пусть зайдет ко мне в спортзал. Может, я заброшу ее в кольцо". - О'кей, - сказал охранник, - только не говори потом, что тебя не предупреждали". Он повернулся и ушел. Тут у меня в голове словно зазвенел будильник. "Охранник как-то слишком быстро сдался", - сказал я сам себе.

Я вышел из камеры и направился в спортзал. Вдруг слышу: сержант из охраны говорит: "Не заходите в свои камеры и не закрывайтесь, парни. Мать Тереза хочет увидеться с вами". Так я и остался стоять в спортивных трусах и дырявой баскетбольной майке с оторванными рукавами. А по ту сторону заграждения стояла хрупкая женщина, которой на вид было лет сто. Да, это была мать Тереза.

Вы должны понять, что, в общем-то, я покойник. Мне не нужно соблюдать какие-то общественные условности, я могу нарушать любые правила и говорить то, что мне хочется. Хуже мне все равно уже не будет. Но я только посмотрел на эту женщину, которую многие считают святой, и просто потерял дар речи. Ее мудрые, все понимающие глаза лучились невероятной энергией и теплом. Она улыбнулась, благословила медальон с изображением Девы Марии и протянула его мне. Я бы не подошел по своей воле к решетке, чтобы встретиться с мэром, губернатором, президентом или папой римским. Да я бы просто послал их подальше. Мне нет до них никакого дела. Но когда я стоял напротив этой женщины, все, что я смог выдавить из себя, было: Спасибо, мать Тереза".

Потом я отошел от решетки, чтобы дать другому мертвецу получить свой медальон. Я постоял, посмотрел на медальон и подумал, что пошлю его своей жене. Я знал, что он ей очень понравится. Ведь в юности она хотела стать монахиней. Тут мне пришло в голову, что ее сестра будет ей завидовать. "Наверное, мне надо попытаться достать еще один медальон", - подумал я.

Я приблизился на несколько шагов и попросил мать Терезу дать мне еще один медальон для моей золовки. Она улыбнулась, перекрестила медальон и протянула его мне. И снова какое-то тепло окутало меня. Вдруг мать Тереза обернулась к сержанту из охраны и сказала, указывая на заключенных: "Все, что ты делаешь этим людям, ты делаешь Богу". Сержант от удивления и потрясения просто остолбенел.

Потом появился фотоаппарат, и некоторые охранники стали фотографироваться с матерью Терезой. Меня поразило, как профессионально она держалась перед камерой. Хотя, конечно же, она привыкла фотографироваться с самыми влиятельными и знаменитыми людьми мира.

Вечером я написал письмо жене и золовке и послал им медальоны. Я не мог не думать о матери Терезе. О том, какой путь выбрала эта женщина в жизни, и как много хорошего она сделала на этом пути. И еще о том, что я растратил свою жизнь понапрасну, просто выбросил ее. Думать об этом было очень горько.

Итак, мать Тереза пришла и ушла. Сержант был под впечатлением от ее слов целый день и еще на следующий день, но только до обеда. Моя жена, которую, кстати, тоже зовут Тереза (хотя я зову ее просто Терри), повесила медальон, подаренный матерью Терезой, на цепочку и стала носить его на шее. Он стал одной из ее любимых вещиц. Между тем время шло, и постепенно я начал забывать о том, какое сильное впечатление произвела на меня встреча с матерью Терезой. Теперь, рассказывая о ее приезде в нашу тюрьму, я только шутил, что ей удалось загнать сержанта в угол на целых 36 часов.

Через некоторое время, в 1989-м, когда я уже пятый год сидел в тюрьме для приговоренных к смерти, моя жена сообщила мне, что она больше не может быть замужем за мной. Это был один из самых ужасных моментов в моей жизни. Так плохо мне было только, когда умерла моя мама. Терри написала, что она по-прежнему любит меня, но быть женой мертвеца для нее слишком тяжело.

Мы развелись вскоре после того, как мое прошение о помиловании было отклонено Верховным Судом штата Калифорния. Я был совершенно опустошен. И тогда я вспомнил о том, какую силу и тепло я ощутил, когда мать Тереза приезжала к нам. Я написал Терри и попросил ее одолжить на время медальон с Девой Марией, который мне подарила мать Тереза. Конечно, он по-прежнему будет принадлежать ей, Терри. Я просто хотел взять его на время, чтобы позаимствовать немного силу этой замечательной женщины. Я верну его, когда покину эту тюрьму, может быть, после казни. Терри прислала мне медальон. Она написала, что больше не носит его. После нашего развода она повесила на цепочку мое обручальное кольцо (которое я носил, пока мы были женаты, и вернул ей после развода). Терри сказала, что так она чувствует себя ближе ко мне. Ей не хотелось приезжать ко мне в Сан-Квентин каждую неделю. Но мы стали регулярно переписываться, и Терри снова вошла в мою жизнь.

Теперь я всегда ношу медальон, который мне подарила мать Тереза. Я чувствую, как он связывает меня с обеими женщинами: той, что перекрестила его и протянула мне через тюремную решетку, и той, которая носила его, когда мы были женаты. Он по-прежнему придает мне силы в самые тяжелые минуты.

Перед тем, как казнили моего друга Бобби Харриса, мать Тереза обращалась к губернатору Питу Уилсону с просьбой о помиловании для него. Ее просьба не помогла Бобби, но я был рад, что мать Тереза не забыла о нем.

У Бобби был духовный наставник. У меня его нет. Но я знаю, что когда меня будут казнить, мой медальон поможет мне, мать Тереза поможет мне. А потом его вернут моей Терри, женщине, с которой он связал меня навсегда.

Майкл Уэйн Хантер

Впервые с необходимостью помогать преступникам мать Тереза столкнулась еще в Индии, когда администрация города Бенгала обратилась к ней с просьбой помочь женщинам, отбывающим срок за проституцию. Мать Тереза с радостью отозвалась, и сама включилась в проект реабилитации индийских заключенных. Сейчас в Индии 926 тюрем, в которых содержится около 200 000 заключенных.

← Образ жизни сестер милосердия Смерть Матери Терезы →